Простые вещи: чашка.

Пить, хранить энергию, символизировать

Кухня. Вечер. За столом собрались студенты разных факультетов. Пьют чай и кофе. Про Путина с ­Обамой уже поговорили, экзистенциальный смысл ­жизни выяснили, выход нового сезона «Игры престолов» обсудили. Темы вроде бы кончились. Но тут взгляд одного из студентов падает на чашку, которую он держит в руках…

1

— Коллеги, вы в курсе, что цвет посуды влияет на восприятие напитка? — говорит студент-­психолог и делает глоток ­чёрного кофе с сахарозаменителем. — На эту тему есть много прикольных исследований. Вот недавно австралийские учёные эксперимент провели: предлагали абсолютно одина­ковый кофе в чашках разного цвета. Кофе в белой чашке показался самым крепким и наименее сладким; в синей — средней крепости и сладковатым; в прозрачной — сладковатым и некрепким. Учёные полагают, что всё дело во влиянии контраста между чашкой и напитком. Получается, что с помощью цвета можно бороться с излишками сахара и кофеина.

2

— Хоть я с того же факультета, но у меня чашка совсем другие ассоциации вызывает, — вздыхает студентка-психолог, у которой налит кофе со сливками и тремя ложками саха­ра. — Вы знаете, что этот сосуд помогает определить степень развитости морали и мышления у детей? Ребёнку показывают картинки и рассказывают две истории. Один мальчик очень хотел помочь своей маме: он помыл чашки и поставил их на поднос, но, споткнувшись, нечаянно разбил их все. Второй мальчик очень хотел съесть варенье без спросу — полез в шкаф и уронил с полки одну чашку, которая разлетелась вдребезги. Во время прохождения теста у ребёнка спраши­вают, кто из двух мальчиков больше виноват. Те, кто помладше, часто говорят, что больше виноват тот, кто разбил несколько чашек. Старшие дети способны учесть намерения и обстоятельства. Они отвечают, что значительней вина у второго, так как он хотел исполнить только своё желание.

3

— Нельзя воспринимать мораль как нечто абсолютное, — поглаживает чашку с медовухой студент-­историк. — Был такой печенежский хан по имени Куря. Весной 972 года в районе Днепровских порогов он разгромил войско киевского князя Святослава Игоревича. В Повести временных лет об этом написано так: «И убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него». Обычай делать чаши из вражеских черепов был популярен у тюркских народов. Кочевое население верило, что таким образом силы и мужество врага переходили на пьющего. А у вас мальчики из-за разбитой чашки переживают…

4

— Разбитую чашку тоже можно использовать, — включается в разговор студент-геолог, заливая кипятком две столовые ложки сухой заварки. — Вот представьте, попался вам тёмно-серый минерал. Вдруг это железная руда — гематит? Конечно, в лаборатории определить это легко, но если вы в поле, что делать? Тут на помощь приходит кусок неглазурованной керамики, называемый «бисквитом» — к тортам никакого отношения не имеет. Самое простое — использовать осколок чашки. Можно даже целую взять, ведь на дне у неё ободок без глазури. Если потереть об него минерал, на белой поверхности останется цветной след. А цвет минерала целого и минерала в порошке зачастую совсем не одно и то же. Вот у серого гематита черта будет кроваво-красная. Его потому так и назвали — от греческого слова «гемос», то есть кровь. А если черта серая или чёрная, то вариантов остаётся очень-­очень много. Придётся искать другие уловки.

5

— Любезные мои! Обратите внимание: именно с чашкой связано одно из самых распространённых средств речевой выразительности — метонимия! В её основе лежит перенос значения по смежности, — вдохновенно щебечет студентка-филолог, в чашке которой плещется что-то нежно-голубое. — Словосочетание «выпить чашку кофе» никого не смущает. Но мы же не имеем в виду, что собираемся выпить саму посуду!

6

— Самая главная чашка — чашка Петри! В ней культивируются колонии микроорганизмов, — провоз­глашает студентка-­биолог, отхлёбывая чай с L-глю­ко­зой. — Чашка Петри ведёт свою историю с 1877 года, а названием ­обязана микробиологу Юлиусу ­Петри, ассистенту того самого Генриха Коха, который открыл туберкулёзную палочку. Это плоский цилиндр небольшой высоты, обычно из стекла. Закрывают его аналогичным цилиндром чуть большего диаметра. Чашка Петри очень удобна: устой­чива к щелочным и ­кислым средам, позволяет наблюдать за содержимым. С её помощью было ­сделано не­мало важных открытий — например, что пенициллин убивает бактерии.

7

— Вот тут геолог рассказывал, что в полевых условиях использует чашку для определения минерала. Но когда он ­доберётся до лаборатории, ­чашка ему снова понадобится. Только это уже будут чашки Фарадея, — морщит лоб студент-­фи­зик, наливая себе бозе-эйнштейновский конденсат. — От чашек у них одно название, по сути, это ловушки для ионов. Применяются в приборах, называющихся масс-спек­тро­ме­тра­ми. Там ионы химических элементов разделяются в зависимости от их массы, и на выходе иону каждой отдельно взятой массы предназначена своя чашка.

8

— Раз уж мы ­заговорили о великих учёных, то грех не вспомнить о Пифагоре, — улыбается студентка-­фи­зик, потягивая чай через соломинку. — Мудрец завещал: не пейте ­больше дозволенного, а чтобы наказ было проще исполнить, изобрёл особую чашу умеренности. Секрет её в том, что посередине сосуда установлен купол с отверстием у основания, что делает части кружки сообщающимися сосудами. Эта конструкция напоминает сифон: если налить жидкость выше уровня купола, всё содержимое кружки тут же вытечет через трубочку внутри купола из ещё одного отверстия на дне кружки. Для чего Пифагор эту штуку изобрёл, до конца не ясно. По одной версии, так он прививал ученикам чувство меры, по другой — контролировал, чтобы рабы пили одинаково, ибо на Самосе, где он жил, вода была в дефиците.

9

— Банальная чашка откры­вает много возможностей для изучения гидродинамики, теории ­упругости и прочих дисциплин, — аккуратно и бесшумно размешивает сахар по часовой стрелке студент-инже­нер. — Вот на МКС используют специальные чашки для кофе. Они пронизаны капиллярами и заканчиваются острым носиком. Благодаря силе поверхностного ­натяжения жидкость выливается ­только при непосредственном соприкосновении со ртом космонавта.

10

— Тема ­расплёскивания актуальна не только для космоса, — ­размешивает сахар против часовой стрелки второй студент-­ин­же­нер. — В 2012 году Руслан Кречетников и Ганс Мейер из Калифорнийского университета в Санта-­Барбаре провели экспери­мент: дали добровольцу в руки чашку кофе и заставили ходить по прямой, наблюдая за его движениями и моментами пролития кофе. Выяснилось, что человек подстраивает свой шаг к частоте колебаний поверхности жидкости и что проливается кофе в основном на седьмом — десятом шаге. За это открытие учёным дали Игнобелевскую премию.

11

— Хотел бы вернуться к метафорическому использо­ванию понятия «чашка», — делает глоток жидкого графена студент-­на­но­тех­но­лог. — Есть такой термин «наночашки»: это тонкие углеродные плёнки с множеством наноразмерных углублений. Их используют для альтернативных источников электропитания — ионисторов. Очень перспективное направление, надеюсь, скоро они вытеснят обычные химические аккумуляторы.

 

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» №4 (18) за апрель 2016 г.